По принуждению

Сибирь (часть 1)

873.jpg

Последнее что я сумел сделать это стукнуть 1-го из этих козлов ногой челюсть. Тесное купе поезда было забито разьяренными людьми любой из которых норовил меня стукнуть. Позже меня повалили на нижнюю полку и последнее что я лицезрел перед тем как растерял сознание это то как стаскивали с верхней полки забившуюся в угол Ленку. Очнулся я прочно связанный от звучного мужского смеха в проходе вагона. — Мальчишки, миленькие, ну не все сходу, я все сделаю, ну пожалуйста, я же стараюсь — Услышал я жалобный Ленкин глас. От этого я стремительно пришел в себя. Из приоткрытой двери заглушая перестук колес раздавались звучные шлепки. Слышались мужские голоса. — Ну хватит елозить, рот раскрой пошире. Не зажимай очень жопу. — Ноги обширнее шлюха! — Да миленькие… — Держись руками крепче сволочь. — Ты ее глубже в гортань трахай, так кончишь резвее а то длительно возишься Санек! — Ох больно! — Дрючь посильнее, пусть поорет! — Ой мальчишки, вы меня по сухому трете, я не смогу так длительно. Я же стараюсь вам ротиком и письку сжимаю. Ой больно, кончите в меня, ой не могу! — Прерывисто орала Ленка. — Ну кончи в жопу, в пизду не нужно, я не желаю. Так длилось где часа полтора. Видно их было много. Под конец Ленка только стонала и просила кончать в нее. Позже дверь в купе открылась и вошел здоровый мужчина. Брюк на нем не было, меж ног стоял достаточно большой член. Я увидел что яичка и ноги у него было испачканы кое-чем красно-коричневывм. Он стал рыться в наших сумках. Отыскал водку и шампанское. Взял две бутылки и вышел. — Ты пить будешь? — Да. — Водку либо шапанское? — Шампанское. — Вставай к окну, ноги на ширине плеч, нагибайся. — Ой! Взвизгнула Ленка. Ой не нужно, Ой не рвите меня пожалуйста, вы же все уже стерли там! Я вам еще пригожусь, для чего я рваная. Ой ой, ну пожалуйста, хотя бы с водки начните, я все сделаю как вы желаете. Буду нагая по поезду всех обслуживать, буду терпеь и стараться, буду в туалете вас подлизывать, ну не рвитеее! Ленка кричала в полный глас. — Ну водку так водку, выпей поначалу. Твоя пиздища все равно уже как сапог. — А можно я сама сяду? — Давай, только до конца. — Да вы что, у меня же не такая глубочайшая. До половины только войдет. — А это мы на данный момент узнаем. Ты ее в матку загоняй, поглубже получится! Послышались хвалебные клики и стоны Ленки. — Ну давай, давай, ниже! — Ниже, ниже еще давай, еще чуток чуток! — слышался хор голосов. — Да, на данный момент, не толкайтесь, больно очень! Поезд тряхнуло. — Аааай! Блядь! Завопила Ленка. — Вот молодец! Сейчас на шампунь давай. — Нет все хватит, я не могу больше. — Ну ты чо, в натуре! Что за дискуссии. На данный момент еще за жопу возмемся. — Нет, пожалуйста, я же вам… — Ты ее бери за ноги ты за руки. — Ой, больно. Дайте я ее оближу… — Аааай. Ой рвется! — Чего орешь! Она у тебя уже не запирается. Туда и банка трехлитровая войдет. — Опускай ниже. — Не идет больше, она уже висит. — Смотри как натянулась, клево! Ты снизу лучше фотографируй. — Не идет. Смазать нужно. Оботри бутылку ей об ноги. — На лучше шпротами. Подымайте ее повыше. — Во! Запихни ей пару шпрот в пятую точку! — Давай опускайте! — Мальчишки, только помедленнее! — Есть, пошла! — Во клево пацаны ! — Отпускай, пускай сама далее. — Ну вставай давай. — Про банку не плохая мысль, нам еще двое суток ехать, должны успеть растянуть… Услышал я чей-то нахмуренный глас, ненависть душила меня. — Ленка!!! Что они с тобой делают!!! — Сейчас белоснежный танец. — Бегом по коридору — туда и назад, бутылку держи. Послышался топот. — На одной ноге назад! — Молодец! — Пусть у меня отсосет. — Да естественно! — Держи бутылку рукою, я тебя в жопу на данный момент буду. — Да естественно, только кончи туда. Позже еще с полчаса продолжали слышаться стоны, вскрики и смех. Уже стемнело когда Ленка вошла в купе. Волосы ее были влажными от пота и спермы. Глаза налились кровью, под ними набухли голубые мешки. Животик и ноги и грудь были в синяках и розовых от крови потеках спермы. Губки влагалища были раскрыты, очень опухли и посинели. Меж ними торчал распухший фиолетовый клитор. Мужчина, который ее аккомпанировал произнес — мне нравиться трахать даму в темных колготках. И готовь дырки свои. Я молчал. Не обращая на меня внимания она медлительно опустилась свою полку и поморщившись развела ноги. Из обширно раскрывшегося красного влагалища полилась по ногам сперма вперемешку с кровью. — Я все слышал. — Они меня продрали всю. Прости меня, я спасаю нас обоих. Только не делай глупостей и все будет в порядке. Она кивнула на свои ноги — А все это фигня, на нас бабах все заживает как на кошках. Если очень разорвут, то я знаю один институт, мне Светка говорила, так там всякую Иерихонскую трубу превратят в дырочку девченки. Не переживай! Ленка попробовала улыбнуться. Сейчас я смотрел на нее совершенно другими очами. Она еще меня подбадривает! Откуда у нее столько мужества… — Для тебя что, это нравиться? — А для тебя? — Для тебя посодействовать? — Чем? — Не знаю… — Эти сволочи забрали сумку с кремом… Шпроты эти с перцем и соленые, дерет все блин.. Она стала собирать выделения со собственных бедер и аккуратненько смазывать половые органы. Оборотилась ко мне задом, эротично выпятила прекрасную попу. Она была вся красноватая, раскрытая и из нее тоже текла кровь со спермой. Она стала лаского массировать анус, засовывая в него пальцы. — Для тебя больно малыш? — А ты знаешь, мне даже понравилось в попу. Больно, естественно, очень поначалу. Но позже конфискует очень. Они меня положили животиком на откидушку. Я сосала, и сзади меня трахали. Позже мне достаточно приятно было, когда меня стоя сзади и впереди сразу дрючили. Только их 14 человек и длительно очень, содрали все. Позже больно было когда за ногу держали на весу, драли в пису и задницу, и еще сосала я по полной программке. Когда на бутылку сажали я уже растянулась вся, практически не больно было. Это я так кричала, чтоб не увлекались очень. — Ну ты даешь! — А ты мне можешь посодействовать кстати, только обещай что воспримешь мою просьбу верно! Я для тебя завтра подрочу, а ты мне кончишь на попу для смазки пообильнее. А то очень по сухому больно. — Как ты можешь после всего! — А мне сейчас все равно, я полбутылки водки испила, и еще шампенского. Я смотрю ты сейчас перевозбудился, вон как брюки топорщаться! Это отлично, завтра смазки много будет. — Ты чего несешь? А если нас застукают? — Чего, чего раз уж попали нужно выживать. Для тебя не все ли равно? Меня трахают у тебя на очах а ты еще стесняешся чего-то. Думаешь приятно когда для тебя по сухому 5 сантиметровый член в жопу лезет? — Я в туалет желаю. Ленка вышла в коридор и позвала кого то по имени. Пришел юный юноша — Ну что? — Ссать желаю вот что! Он поглядел на Елену. — Что делать будем? — Отвяжите его пожалуйста, он будет себя отлично вести, я обещаю. Он поглядел на меня. Я отвернулся и кивнул. Ссать вправду очень хотелось. — Я его отвязать не могу. Ты соска, для тебя решать. — Не сообразила? — Ты там нам про туалет что то гласила, так мы тебя послушали. Ну так давай ты сейчас туалетиком… Ленка побледнела и подошла ко мне. Я только открыл рот чтоб сказать этому подонку все что накопилось, как Ленка зажала мне рот рукою. — Молчи, нафиг ты мне здесь ссаный нужен. Лучше уж с тебя начать… Она нахмурилась, и наклонилась над моей ширинкой. Покосилась на ухмыляющегося парня. — Молвят это полезно. Я не мог в это поверить, но мой член стремительно оказался у нее во рту. — Ну давай стремительно, длительно я тебя ожидать буду! От этого внезапного Ленкиного клика я начал непроизвольно писать ей в рот, она кропотливо все глотала. Я писал длительно. Ночкой за Ленкой пришли. Я слышал ее клики поначалу в примыкающем купе, а позже и в других, все далее. Отпустили ее лишь на рассвете. С утра она опять молчком и как то уже обычно отсосала мою мочу и легла спать. Нам принесли половинку жареной курицы и бутылку спрайта. До вечера нас больше не волновали. Мы незначительно поели, позже Ленка достала еще бутылку водки и шампанского. Я удивленно поглядел на нее. Она открыла их, содержимое вылила для себя меж ног, кропотливо протерла бутылки остатками водки и стала смазывать их жиром от курицы. Я во все глаза смотрел на это. Ленка поставила на пол бутылку водки и стала опускаться на нее влагалищем. Это вышло у нее достаточно просто, бутылка вошла более чем наполовину. — Отлично они меня вчера растянули! — Для тебя не больно? — Тяжело в ученьи, просто на столе… Попробовала пошутить она. Посидев так некое время, она встала с этой бутылки и поставила шампанское. Сесть на нее ей было не так просто. Она закусила губу и стала разводить руками половые губки. Позже стала теребить руками клитор. Бутылка медлительно но правильно погружалась в нее. От этой картины я кончил в брюки и мой член опять стоял как топор. Когда бутылка из под шампанского раздвинула стены ее влагалища на всю ширину. Она встала, придерживая ее меж ног, походила по проходу, сделала несколько приседаний. Я опять чуть ли не кончил. Позже она опять обильно смазала водочную бутылку. — Помнишь мы вчера с тобой гласили… Смазка теряется. Ленка улыбнулась и расстегнула мне брюки. Ее раскрасневшееся, растянутое влагалище с торчащей бутылкой оказалось у моего лица. От него очень пахло чужим запахом. Довольно было всего несколько движений и я обильно кончил. Ленка собрала все в бутылку. И продолжила мастурбировать меня. — Хватит! Мне же больно! — Ничего, побудь в моей шкуре, хорошенького понемножку! Она еще незначительно помучила меня, пока член не посинел и не сжался. — Извини, просто мне не очень то нравиться, как ты на меня пялишься и возбуждаешься, а я здесь мучаюсь одна… Елена спала обширно раскинув ноги. Под одеялом было не видно, что из ее зада и влагалища торчали донышки бутылок. Когда начало темнеть опять пришли. — Стремительно краситься и одеваться! На все час. Он бросил ей пакет с полотенцем, и туалетными принадлежностями. Там оказалась и бритва с термосом. Нужно увидеть, что у Елены на лонном холме только узкая полосочка, за которой она кропотливо смотрит. Ленка достала колготки, зажигалкой сделала в их дырку меж ног. Позже стала делать педикюр, маникюр. Надела на нагое тело свитер и юбку и пошла в туалет бриться и умываться. Ее не было достаточно длительно. Она забежала, сбросила юбку и свитер. Провела меж ног рукою. Там все было влажно. На правой груди начал создаваться синяк. Плюс ко всему она была почему то с босыми ногами. — Вот сволочи! Только помылась! — Ну вот. Я уже и не нужен. — Да нет я же обещала. Нервно улыбнулась Елена. Она натянула колготки с дыркой, и стала стремительно накладывать мейкап. Через некое время только при одном взоре на нее член встал бы даже у девяностолетнего слабака. Позже она расстегнула мне штаны и стала очень мастурбировать. — Не так резко, мне же больно!

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован Обязательные поля помечены *